четверг, 5 июля 2012 г.

Туркбоны. Что вы о них слышали?


До Октябрьской революции 1917 года политико-географическое понятие «Туркестанский край» охватывало территории Закаспийской, Самаркандской, Семире-ченской, Сырдарьинской и Ферганской областей.
Советская власть была провозглашена в Ташкенте I (14) ноября 1917 года. Ее становление и упрочение проходило на фоне острейших социально-экономических, политических, национальных и религиозных противоречий.

Одной из главных проблем, мешавших нормальному функционированию производства и торговли, стала нехватка денежных знаков. В государственном казначействе наличности не имелось. Налоги в казну не поступали. Кредиты отсутствовали. Работа на предприятиях из-за невыплаты зарплаты приходила в упадок.
11 января 1918 года СНК Туркестана издал приказ. «Принимая во внимание, — говорилось в нем, — громадные потрясения финансового дела края и произведенную панику капиталистов, вынимающих свои сбережения из финансовых учреждений, настоящим с сего числа совершенно приостанавливаются выдачи вкладов свыше 3 тысяч рублей. Вклады до 3 тысяч рублей могут быть получены частями, не превышая 500 руб. в три месяца».
Эти меры до такой степени оказались «советскими», что были использованы в нашей стране не один раз.
22 января 1991 года Кабинет министров СССР во исполнение указа президента Михаила Горбачева издал постановление об ограничении выдачи наличных денег со вкладов граждан. В нем, в частности, указывалось:
«Установить, что вкладчик имеет право получить со своего вклада в течение месяца наличные деньги в сумме не более 500 рублей в учреждении сберегательного банка только по месту жительства».
Короче, «великий» кормчий Советского Союза Горбачев, судя по фактам, в экономическом мышлении стоял на уровне болыневика-туркестанца 1918 года и считал, что вправе таким же образом, как революционные комиссары, распоряжаться трудовыми сбережениями граждан, издавая указы о том, как тратить деньги и снимать их со счетов в сберкассе.
Чтобы придать постановлению достаточную силу императива, подписавшие его доблестные рыцари Горбачевской команды — премьер В. Павлов и управляющий делами М. Шкабардня включили в постановление такой абзац:
«Министерству финансов СССР и КГБ СССР организовать осуществление контроля и оказание необходимой помощи на местах учреждениям банков, государственным, кооперативным, общественным и иным предприятиям, объединениям, организациям и учреждениям в выполнении настоящего постановления».
Может показаться, что мостик между случившимся в революционном Туркестане и тем, что произошло в Москве многие годы спустя, наведен искусственно. Но это не так. Деньги и денежные отношения во все времена подчинены объективным законам, и многое зависит от того, как относится власть к сбережениям своих граждан. Если правительство уважает труд и собственность каждого — это общество равных прав и возможностей. Если власть и ее органы залезают в чужие кошельки, произвольно распоряжаются заработанными честным трудом продуктами труда населения, к которым, в частности, относятся и деньги, — то это общество тоталитарное, где диктат ограничивает права и интересы отдельных людей. И сколько бы ни говорил Горбачев о своей приверженности рыночной экономике и демократии, о соблюдении прав человека, об уважении свободы личности, его реальные действия этих утверждений ни в малой степени не подтверждали.
Острая нехватка денежных знаков заставила правительство Туркестана пойти на выпуск собственных денег. Сперва они были названы «разменными денежными знаками Ташкентского отделения Государственного банка» и датировались 1918 годом.
В народе и у коллекционеров более поздних лет бумажные деньги Советского Туркестана стали именоваться «туркбонами».

Комментариев нет:

Отправить комментарий