четверг, 5 июля 2012 г.

Выпуск Туркбонов

Первый выпуск имел номиналы в 1, 3, 5, 10, 25, 50 и 100 рублей. В их оформлении использована символика Временного правительства — двуглавый орел без корон и регалий, а также официальные гербы Закаспийской, Самаркандской, Сырдарьинской, Ферганской и Семи-реченской областей.

Денежные знаки Ташкентского отделения Госбанка получились оригинальными и мало походили на все, что до той поры было известно населению. Особенно выделялась из общего ряда пятидесятирублевая купюра. На ее оборотной стороне в обрамлении среднеазиатской экзотики — фруктов и овощей — художник изобразил панораму Ташкента с высоты птичьего полета. Сады, дома, минареты мечетей...

Однако у оригинальных туркбон имелся огромный недостаток — у них не было твердого обеспечения, которое бы гарантировало их надежную покупательную способность. Дать такое обеспечение своим денежным знакам Туркестан самостоятельно не мог. Гарантом, как это и должно было быть, выступило правительство Российской Федерации. Учитывая громадные трудности снабжения денежными знаками далекой окраинной республики из Москвы, Совнарком 3 сентября 1918 года предоставил Народному банку в Ташкенте право выпустить временные кредитные билеты на сумму не свыше 200 миллионов рублей. При этом в декрете точно оговаривалось, при соблюдении каких условий возможен такой выпуск.
Трудности на пути развития самостоятельности Туркестана во многом были связаны с политикой Великобритании, которая стремилась подчинить себе эту часть России.
Многие годы спустя в Национальном архиве Индии были обнаружены секретные отчеты агента английской разведки Фредерика Бейли своему руководству о работе в Туркестане. Как явствует из них, британская спецслужба поручила Бейли подготовить почву для вторжения английских войск в центральные области Туркестана из Закаспийской области.
В ночь с 18 на 19 января 1919 года в Ташкенте вспыхнул мятеж. Его временный успех объяснялся тем, что во главе переворота стоял некий К. Осипов, занимавший пост военного комиссара Туркестанского края. Когда стало ясно, что население не поддерживает мятежников, Осипов ограбил Ташкентское отделение банка и скрылся.
Последствия мятежа были тяжелыми, и потребовалась новая эмиссия. Правительство России вновь профинансировало выпуск временных кредитных билетов, разрешив довести их сумму до двух миллиардов рублей. Одновременно расширялся район обращения этих денег. В него постановление включало Закаспийскую, Самаркандскую, Сырдарьинскую, Ферганскую, Тургай-скую, Акмолинскую области, Хиву и Бухару.

Туркбоны выпускались в трудных условиях. Не имелось специальной банкнотной бумаги, денежно-печатной базы, подготовленных кадров. 23 января 1920 года из Ташкента в Наркомфин пришло сообщение. В нем, в частности, писалось, что для печатания купюр «краски употребляются, применяемые для окраски крыш... вид бон удручающий; в банке скопились горы ветхих знаков».
Однако всякий, кто имеет возможность сравнить туркбоны с другими денежными знаками, выпускавшимися в те же годы в Средней Азии, согласится, что первые выглядят довольно сносно. Тем не менее трудности приводили к появлению большого количества разновидностей знаков одного и того же номинала и времени выпуска по качеству бумаги (разница в водяных знаках, цвете и толщине листов). Имеется множество бон с цветовыми отличиями, которые с учетом обстоятельств выпуска вряд ли можно отнести к разновидностям, но для коллекционера они представляют явный интерес.
Обмен туркбон на общесоюзные денежные знаки начался в 1921 году. При обмене за десять рублей временных кредитных билетов Туркестана выдавали один рубль в знаках РСФСР. Это практически соответствовало реальному соотношению, которое сложилось к тому времени на рынках Ташкента, Бухары и Хивы.
Еще две республики Средней Азии осуществляли выпуск собственных денежных знаков — Бухарская Народная Советская Республика и Хорезмийская (Хорезмская) Народная Советская Республика.
Весьма интересным документом, подтверждающим вмешательство правительства Великобритании в среднеазиатские дела, являются так называемые денежные «Обязательства Великобританской военной миссии». История их такова.

Англичане многие годы вынашивали планы присоединения территории Средней Азии к своим колониальным владениям. В 1918 году лондонским политикам показалось, что настало самое удобное время для осуществления их планов. Для этой цели в Мешхеде (Северная Персия, ныне Иран) была создана «Британская военная миссия в Туркестане». Ее возглавил генерал-майор Уил-фрид Маллесон.
В состав миссии вошли опытные офицеры британской военной разведки — капитан Реджинальд Тиг-Джонс, уже упоминавшийся подполковник Фредерик Бейли и другие. С их непосредственным участием была создана разведывательная сеть на территории Туркестана, в Бухарском эмирате, Хивинском ханстве и Закаспийской области.
«Британская военная миссия» стала центром подрывной антибольшевистской деятельности в Средней Азии. В июле 1918 года в Асхабаде (Ашхабаде) произошел мятеж. Власть перешла в руки марионеточного «закаспийского временного правительства», которое возглавил правый эсер Ф.А. Фунтиков. Тут же по договору с этим «правительством» англичане получили в собственность Каспийский флот, Красноводский порт и Закаспийскую железную дорогу.
Штаб генерала Маллесона переместился в Ашхабад. Для обеспечения его «безопасности» в город вошли батальоны Йоркширского, Хэмпширского и Пенджабского пехотных полков Британской королевской армии.
Англичане начали беззастенчиво грабить богатства туркменской земли. Они захватили судоходство на Каспии, занялись эксплуатацией Челекенских нефтепромыслов, вывозили за океан хлопок, ковры, скот, ахалтекинских коней, заводское оборудование.

«Маллесоновка» — обличительный документ претензий Великобритании на господство в Средней Азии, свидетельство открытого военного вмешательства в дела других государств. Помимо подписи генерала, на ней есть подпись капитана британской разведки Тиг-Джонса, на совести которого лежат все репрессии против тех, кто боролся с оккупантами. В частности, капитан руководил казнью 26 бакинских
комиссаров.
В том же году отделение британского банка, открытое в Ашхабаде, начало выпуск денежных обязательств, которыми британская военная миссия стала расплачиваться с населением за товары и услуги, а сам банк выдавал их вкладчикам, пытавшимся таким образом сохранить свое состояние.
Коллекционерам известны обязательства достоинством в 500 рублей от 6, 12 и 14 декабря 1918 года. Документ с датой «14 декабря» славится опечаткой в английском наименовании рублей, которая проникла в часть тиража. Вместо правильного «ROUBLES» напечатано «BOUBLES».
Выпуск в обращение долговых обязательств Великобритании показывает, что «закаспийское временное правительство» серьезной власти на оккупированной англичанами территории не имело, поскольку без сопротивления разрешило обращение на своей территории денежных знаков иноземных военных властей.
До нашего времени дошло не так уж много британских обязательств, которые получили у коллекционеров название «маллесоновок». Они относятся к весьма редким знакам, и цена их на нумизматическом рынке весьма высока.




Комментариев нет:

Отправить комментарий