суббота, 26 мая 2012 г.

Надпечатки — орудие пропаганды (Часть 2)

Народ — строитель новой жизни. Кооператив — путь народа, строящего свою жизнь.
Кооперация — сила, творящая новый хозяйственный строй.
Капиталу частному — противопоставьте капитал народный, на месте частных заводов стройте через союзы кооперативов заводы народные.
Все капиталы — в кооперацию! Каждый рубль пусть служит народу!
В единении — сила!»
Такого рода надпечатки весьма символичны. В историческом плане они позволяют нам глубже понять настроения людей в послереволюционные годы. Многие искренне верили в преимущества кооперации и призывали бедноту к объединению. Пойди экономика по пути развития хозяйственной самостоятельности производителей, эффект мог бы стать иным, нежели тот, к которому привела доведенная до абсурда государственная монополия в сфере промышленности, сельского хозяйства и торговли.
Так надпечатка стала документом истории, который свидетельствует, что было у простых людей, поддержавших революцию, правильное понимание путей хозяйственного развития, что даже далеко от центров страны — на Амуре — знали, для чего нужны рубли. И не попади экономика в зависимость от политических амбиций партийных догматиков, все бы могло в истории России пойти по-иному.

Уже упоминавшиеся нами пропагандисты из ОСВАГа, в руки которых попало большое количество советских обесцененных денежных знаков образца 1918 года (так называемых «пензенок» или «пятаковок»), умело использовали эти запасы для производства антибольшевистских листовок. Расчет на то, что тексты обязательно прочитают, был правильным. Деньги, хотя и упавшие в покупательной способности, если они найдены, не будут оставлены без внимания. Пропагандистские вирши выглядели примитивно, но именно поэтому легко запоминались и оставались в памяти у людей.
Наиболее массовыми надпечатками были такие:
«Обманули комиссары — кучу денег надавали, а теперь на эти знаки ты не купишь и собаки».
Подобные стишки встречались на «пятаковках» с номиналами в 5, 10, 25, 50, 250 и 500 рублей.
На кредитках достоинством в 3, 10, 50, 100, 250, 500, 1000 рублей помещался рисунок кукиша и надпись, которую мы уже приводили выше.
На десятирублевых купюрах иногда делалась короткая, но «убойная» надпечатка:
«Деньги для дураков».
Трехрублевые купюры украшались такими сообщениями:
«Эти деньги — то же, что фальшивые. Оне не признаны ни в России, ни за границей. Комиссары-коммунисты еще раз нагло обманывают васъ. ДОЛОЙ СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ и е.* фальшивые деньги».
На пятирублевых кредитках надпечатывался тот же текст, но вместо слова «обманывают» стояло «обманули». На знаке в 250 рублей опять шли вирши:
Обманули наш народъ коммунисты-комиссары. Денег этих не берутъ, не даютъ за них товары. Наш народ им долго верил и за это потерпелъ — пятаковскими деньгами комиссар его нагрел.
Сверху над текстом в рамке помещался призыв: «Не принимайте советских денегь!»
Найти сегодня в коллекциях банкноты с надпечатками ОСВАГа крайне трудно. Во-первых, в годы Гражданской войны коллекционерам было не до сбора подобных материалов. Во-вторых, позже, при советской власти, хранение агитки ОСВАГа даже в коллекциях музеев являлось самоубийственным деянием. Найдись они у кого-то, это автоматом обеспечивало обвинение в антисоветской агитации и приговор — десять лет без права переписки.
В настоящее время только в очень полных собраниях банкнот на Западе можно увидеть советский денежный знак номиналом в 50 ООО рублей образца 1921 года. На нем сделана надпечатка на английском:
«Кредитная компания «Либерти», Аллентаун, шт. Пенсильвания, дарит вам эту подлинную 50 000-руб-\евую банкноту, которая должна была бы стоить свыше 25 ООО американских долларов перед войной, то есть перед тем как большевики заменили Работу и Бережли-ность печатанием денег. Этот тонкий листок бумаги ( тоит нам немногим более одного цента. Это преподносит урок всем хорошим американцам, как поддержи- | вать нормальную форму государства, основанную на системе, которая признает необходимость хорошо организованных банков, где охраняются ваши Сбережения и другие свидетельства Бережливости».
Справа от надписи размещалось изображение колокола с пояснением:
«Звоните за Бережливость и Независимость. С комплиментами, Аллен В. Хагенбах, президент».
Нетрудно представить, какие чувства возникали у клиентов кредитной компании, когда они получали такое послание на подлинном советском денежном знаке, хотя к тому времени уже давно вышедшему из обращения.
В годы Второй мировой войны пропагандистские армейские органы англичан в целях разложения тыла противника и его войск с самолетов разбрасывали над территорией Германии обесцененные дензнаки номиналом в пять марок с надпечаткой: «Мое подлинное имя 50 пфеннигов, поскольку 4 марки 50 пфеннигов у вас украл Гитлер, хотя вы и думаете, что он вам что-то дал».
Над территориями стран Юго-Восточной Азии, оккупированными японскими войсками, американская и английская авиация высевала банкноты военного командовании Японии с надпечатками на китайском, малайском и бирманском языках. Их тексты предрекали скорое поражение Японии и предупреждали, что оккупационные банкноты сразу превратятся в простые бумажки.
Менее распространены и имели более узкую сферу употребления надпечатки памятные. Многие из этих знаков, которые дошли до коллекций и сохранились, сделаны на потерявших платежеспособность банкнотах. Надпечатки, нанесенные на них, предназначались для увековечения каких-либо торжественных местных событий — вернисажей, собраний, слетов, торжественных встреч.
Вот один из примеров. На денежном знаке достоинством в пять рублей выпуска Уральского областного Совета читаем надпись: «Выпушены в обращение в Перми 1-го августа 1918 г. в острый момент борьбы Уральского пролетариата с чехословацкими бандами. На память... (далее следовала фамилия того, кому знак был подарен). Подпись: Отдел Финансов Облакома Урала. О. Сыромолотов».
Надпечатка делалась на пишущей машинке. На самом денежном знаке мы видим профильные изображения солдата и матроса. Купюры с памятными надпечатками вручались бойцам отряда, отправлявшегося на фронт.
Рекламные надпечатки имеют столь же узкую сферу использования, как и памятные. Об этом можно судить по тексту, нанесенному на банкноты номиналом в 100 ООО рублей Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики:
«Грузинское торговое представительство уполномоченного по филателии и бонам СССР ГРУЗИНСКИЙ ОТДЕЛ В.О. Ф-а Тифлис, Руставели № 34. Большой выбор марок: иностранных, РСФСР, ЗСФСР, СССР. Боны, дензнаки Российской Революции, гражданской войны и довоенного времени: каталоги, альбомы для марок и дензнаков и филматериалы. По воскресеньям АУКЦИОН бон и марок с 11 ч. утра в В.О. Ф-е. Выдача РАЗРЕШЕНИЙ на вывоз за границу коллекций марок и бон. Главлит № 340. 3-я типогр. Полиграфотдела ВСНХГ. Зак. 1186».
Надпечатка была выполнена типографским способом в официальном издательском учреждении и прошла установленный для тех лет порядок цензурирования, о чем свидетельствует ссылка на номер цензора Главлита, под которым зарегистрировано издание.
Неофициальные надпечатки в прямом смысле к бонистике отношения не имеют. Их размещение на денежных знаках — дань оригинальной форме, умелое использование возможностей, предоставляемых денежным материалом, который потерял платежную функцию.
Зато надпечатки официальные — предмет, прямо относящийся к денежному обращению и потому представляющий для коллекционера несомненный интерес.
По функциональному назначению официальные надпечатки можно разделить на такие группы: надпечатки, объявляющие новые условия обращения знаков, продлевающие срок обращения, изменяющие номинал, аннулирующие (погашающие) подозрительные и фальшивые знаки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий