суббота, 26 мая 2012 г.

«Исправленному верить»

«Настоящая справка выдана Михаилу Михайловичу Круглому...» Имя, отчество и фамилия перечеркнуты жирной линией и вместо них вписаны новые: «Ивану Ивановичу Квадратному...». На поле справки дописаны и скреплены печатью слова: «Исправленному верить».
Надписи подобного рода, заверенные подписями должностных лиц, каждый из нас в своей жизни видел хотя бы однажды. Но берусь утверждать, что ценные бумаги — банкноты, казначейские билеты, платежные обязательства, облигации с такими реквизитами приходилось видеть даже далеко не каждому профессиональному финансисту. Между тем в мире существовало и существует немало денежных знаков, украшенных надписями, которые по своему смыслу идентичны нашему бюрократическому утверждению: «Исправленному верить».
В первую очередь на банкнотах такую роль играют так называемые «надпечатки», которые по функциональному назначению можно разделить на несколько групп:
— надпечатки, объявляющие новые условия обращения знаков;
— продлевающие срок обращения;
— изменяющие номинал;
— аннулирующие (погашающие) подозрительные и фальшивые знаки.
Официальные надпечатки на денежных знаках России в массовом количестве возникли в условиях Гражданской войны 1917—1922 годов, когда центр не мог снабжать отдаленные окраины достаточным количеством общегосударственных знаков и местным властям приходилось прибегать к созданию собственных денежных знаков, чтобы на время разрешить финансовые трудности.

Вот один из примеров надпечатки, которая объявляла новые условия обращения ценных бумаг. Она сделана на облигациях Государственного 4-процентного выигрышного займа 1917 года. Эти облигации были заказаны Временным правительством России в Соединенных Штатах Америки, однако после изготовления их доставили морским путем на Дальний Восток, когда уже официального заказчика не существовало. В условиях, когда было невозможно поставлять из Москвы на окраины страны банкноты общегосударственного образца, в 1920 году власти Сибири пустили эти облигации в обращение вместо денежных знаков, предварительно снабдив их надпечатками.
Официально в обращение были выпущены облигации четвертого разряда (фон знака синий, надпечатка красная) и пятого разряда (фон знака коричневый, надпечатка синяя).
По центру каждой облигации помещалась сложная геральдическая фигура с серпом и молотом, с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В композицию вплетены слова: «РОССИЙСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ФЕДЕРАТИВНАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА». Ниже — «Сибирский революционный комитет», Внизу, в овальной розетке, стояла дата: «1920». С правой стороны облигации сверху вниз слова: «Подделка преследуется законом». С левой — снизу вверх шла надпись: «Обязателен к обращению наравне с кредитными билетами и расчетными знаками Российской Социалистической Федеративной Советской Республики». Последняя фраза надпечатана также на каждом отрезном купоне, прилагавшемся к облигациям. Это делало купоны отдельными денежными знаками с номиналом в 4 р. 50 коп., поскольку все облигации займа имели достоинство в 200 рублей.
Из-за отсутствия денежных знаков к использованию надпечаток прибегали не только органы советской власти, но и те, кто боролся с ней. С этой точки зрения очень интересны деньги правительства Чайковского, утвердившего свою власть на Кольском полуострове и в Архангельской губернии. Интересны потому, что это правительство пустило в обращение знаки, выпущенные советскими властями Архангельска.
История этих денег такова.
9 января 1918 года собрание представителей государственных и общественных советских организаций Архангельска обсудило проблему нехватки денежных знаков в городе и губернии. Выход нашли в срочном выпуске местных денег.
Определили их номиналы — 3, 5, 10 и 25 рублей. Образовали специальную комиссию в Архангельском отделении Госбанка. Уже 30 января все расчеты были переданы в местный Совет. Там документы утвердили, и в Петроград пошло ходатайство. 25 февраля Госбанк разрешил Архангельску выпуск региональных денег и ассигновал средства на их печатание. К разработке графического оформления денежных знаков, которые получали название «чеков Архангельского отделения Госбанка», привлекли видного российского графика Сергея Васильевича Чехонина. Тот отнесся к делу с очень высокой ответственностью.
Архангельские чеки сегодня выделяются из массы бумажных денег периода Гражданской войны высокохудожественным оформлением. На лицевой стороне чеков помещена композиция, выдержанная в духе геральдической классики. Плюмажи, ликторские пучки прутьев — фасции, топорики, рыцарский шлем, другие декоративные элементы придают знакам запоминающийся вид. На обороте в обрамлении растительного орнамента художник разместил герб Архангельска. Чеки печатались в Петрограде с соблюдением высоких полиграфических норм того времени. Всего знаков четырех номиналов — 3, 5, 10 и 25 рублей -— тиражировано на 121 миллион рублей. Однако в обращение советские финансовые органы смогли пустить банкноты только на сумму в 27 миллионов рублей. При этом чек достоинством в 5 рублей банком в оборот вообще не выпускался. В августе 1918 года в Архангельск вошли войска английских интервентов. Все запасы чеков удалось эвакуировать из города, и в руки оккупантов они не попали.
Утвердившись на Севере, правительство Чайковского столкнулось с проблемой нехватки денежных знаков. Выход нашли простой: решили перерегистрировать находившиеся в обращении советские чеки. 1 сентября о такой перерегистрации объявили населению.
Всем, кто имел деньги, предложили предъявить их в отделения Госбанка. Знаки, не прошедшие регистрации после первого октября, теряли покупательную способность. В отделении Госбанка на все поступавшие туда чеки ставили механическим способом специальную надпечатку: «Зарегистрировано». Ниже шли две подписи: «Управляющий Отделением Государственного Банка Кн(язь) И.А. Куракин» и «Кассир А. Фаддеев». Текст обрамляли две горизонтальные линейки — сверху и снизу. Над верхней посередине помещался двуглавый орел со скипетром и державой, но без короны. Надписи выполнялись двумя цветами: на 3- и 25-рублевых чеках — красно-оранжевым, на 10-рублевых — черным.

Чек на десять рублей отделения Госбанха Архангельской губернии
{слева).
Справа оттиск штемпеля перерегистрации, свидетельствующий, что знак перерегистрирован и получил право хождения на территории, которая была подчинена правительству Севера России.

Комментариев нет:

Отправить комментарий