четверг, 7 июня 2012 г.

«Кузнецы» и «косари»

Не так уж много денежных знаков, на которых дата их выпуска в обращение обозначена с паспортной точностью. К числу таких редкостей относятся сибирские кредитные билеты 1918 года достоинством 50 рублей с текстом: «Выпускаются на основ, постановления 2-го Всесибир. съезда Советов и Декрета Центро-Сибири» и датой: «4 VII 918».
Появление сибирских кредиток было обусловлено трудностями первого года революции. Поскольку любая местная эмиссия таит угрозу всей финансовой системе государства, в тезисах банковской политики, которые разработало правительство большевиков, писалось:
«Все отделения Народного банка в пределах Федеративной Российской Советской Республики руководствуются точно в своей деятельности инструкциями и директивами центрального управления, не имея права устанавливать каких-либо местных правил и ограничений. Местные правила допускаются лишь с согласия центрального управления».
Совнарком РСФСР специальным постановлением строго запретил любые местные эмиссии. Решение это было принято в декабре 1917 года, после всестороннего обсуждения возможности разрешить местным отделениям банков выпускать разменные знаки достоинством не свыше трех рублей.

Органы советской власти Сибири строго придерживались установленного правительством порядка, но денег не хватало, и в Центр шли тревожные телеграммы. «Отсутствие денежных знаков в губернии, — сообщали из Барнаула в Москву в декабре 1917 года, — создало критическое положение. Остановились крупные закупки для армии, для голодных губерний, остановились выплаты пособий семьям призванных, эвакуированным солдатам, переселяемым беженцам, оплата чеков, переводов, вкладов сберегательных касс, железнодорожным рабочим. Население волнуется. Просим срочного подкрепления знаками мелких и крупных достоинств».
Несмотря на мобилизацию всех своих финансовых возможностей, Центр не был в состоянии снять возраставшие денежные трудности на территории от Урала до Сибири. Положение осложняла военная обстановка.
15 июля 1918 года Иркутск захватили мятежные чехословацкие войска. На востоке действовали банды атамана Семенова. В Приморье генерал Хорват объявил себя верховным правителем России. В руках Советов оставались лишь Забайкалье и Приамурье.
ЦИК — Центральный Исполнительный Комитет Советов Сибири — перебазировался в Забайкалье. Здесь, с учетом сложностей финансового положения, и было реализовано постановление о выпуске сибирских денежных знаков. Подготовить их поручили художнику Верхотурову.
На лицевой стороне кредитки, приведенной выше, слева — номинал «50». В цифру вплетены перекрещенные орудия труда: молот, кирка, лопата. В прямоугольной рамке с орнаментом справа вверху — номинал прописью. Ниже на декоративной ленте — слова: «Сибирский кредитный билет», дата «1918» и уведомление: «Имеет хождение по всей Сибири и обеспечивается золотым запасом сибирских отделений государственного банка. Подделка преследуется по закону». И подписи руководящих лиц экспедиционной комиссии, ведавшей выпуском денежных знаков:
«Пред. эксп. комиссии В. Леднев. Член комиссии В. Яко-венко».
На оборотной стороне купюры художник изобразил сидящего рабочего-кузнеца. Его левая рука опирается на рукоять кузнечного молота. Рядом — наковальня, клещи. На втором плане — заводские здания. Правой рукой кузнец указывает на двуглавого орла, с которого уже сняты царские регалии.
Сибирские кредитные билеты были отпечатаны тиражом один миллион экземпляров на сумму 50 миллионов рублей. В народе они сразу получили два названия: «молотки» и «кузнецы». В промышленных районах, к примеру в Петровском Заводе (ныне Петровск-Забай-кальский), Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ), людям больше импонировало название «молотки». В сельских районах эти деньги чаще именовали «кузнецами».
В сентябре все Забайкалье оказалось в руках армий Колчака и интервентов. Однако сибирские кредитки оставались в обращении. А.И. Погребецкий, изучавший историю денежного обращения в Сибири и на Дальнем Востоке в годы Гражданской войны, писал: «В последние месяцы 1918 года денежный рынок Забайкалья был насыщен исключительно денежными знаками «местного производства» — «молотками». Других знаков в денежном обороте не имелось».
Не имея возможности чем-либо заменить «молотки», колчаковские власти провели их регистрацию. С 29 октября все, кто имел на руках денежные знаки Центро-сибири, должны были зайти в отделения госбанка, где на купюры ставили календарные штампы, заверяли их печатью и подписью кассира. Например, на приведенном выше знаке стоит штамп: «Предъявлен 2 ноября 1918 г.
Читинское отделение Государственного банка».
Слева от штампа — круглая печать, в которой стилизованной славянской вязью обозначено: «Читинское отдел. Государственного банка».
Регистрация продлилась до апреля 1919 года. Всего за это время проштемпелевано кредиток на сумму 19 миллионов 222 тысячи рублей из выпущенных в обращение 20 миллионов 350 тысяч рублей.
После регистрации «кузнецов» стали появляться поддельные знаки с фальшивыми номерами и печатями. Читинское отделение Госбанка обратилось к населению с таким сообщением:
«Доводится до всеобщего сведения, что в обращении появились фальшивые «сибирские кредитные билеты» 50 руб. достоинства со штемпелем и печатью отделения за подписью кассира «И. Соколов». Особенность подделки билетов легко отличить на глаз, на настоящих билетах надпись «Читинское отделение Государственного банка» набрана славянским шрифтом, а на фальшивых — гражданским, в государственном гербе значительная разница. Ободок в одну полоску, а на настоящих — в две».
«Кузнецы» прошли через многие испытания, пронеся сквозь годы войны и японской оккупации символы рабочего труда. Позднее на общесоветских монетах тоже появились изображения кузнеца, молота и наковальни. Но это произошло уже в 1924 году. Сибирские «кузнецы» были первыми.
Еще одним из наиболее ранних выпусков советских денежных знаков стала эмиссия Дальневосточного Совнаркома. Она была осуществлена задолго до появления в обращении первых общегосударственных бумажных знаков РСФСР. Оторванность огромного региона от Центра, отсутствие свободной наличности в отделениях Госбанка вынудили Дальневосточный Совет народных комиссаров — Дальсовнарком — в феврале 1918 года принять решение о подготовке разменных денег трех достоинств — 10, 25 и 50 рублей. Их оригинальное графическое оформление разработал художник Ференц Липот, венгр по национальности. На лицевой стороне всех знаков (они стандартны по рисунку) изображен земной шар. На нем угадываются очертания Чукотки, Камчатки, Приморья, Сахалина, Ляодунского полуострова, Японских островов, Австралии, Аляски. На развевающейся геральдической ленте — надпись: «Дальний Восток». Сверху — текст: «Дальневосточный Совет Народных Комиссаров». Ниже подписи должностных лиц: председателя Дальсовнаркома A.M. Краснощекова, комиссара финансов Г.И. Калмановича, управляющего Госбанком Футалевича.
Оригинальное решение Ференц Липот нашел и для оборотной стороны денежных знаков. Слева во весь рост изображен рабочий, держащий в правой руке молоток. У его ног — корабли; вдали на горизонте виднеются фабричные трубы. Справа — на фоне полей — крестьянин с косой на левом плече. У его ног — паровоз. Сверху на развернутой ленте — аббревиатура: «Р.Ф.С.Р.». По решению Дальсовнаркома Хабаровское отделение Госбанка выпустило знаки всех трех номиналов на сумму 11 миллионов 396 тысяч рублей общим числом 535 299 экземпляров.
Судьба дальневосточных «косарей» во многом повторила судьбу забайкальских «кузнецов». Министерство финансов Омского правительства, которое контролировало территорию Дальнего Востока, не рискнуло запретить обращение советских знаков. Единственное, на что оно решилось, — закрепить революционные советские денежные знаки за определенными территориями. Так, «кузнецы» получили право хождения исключительно в Забайкальской области, «косари» — в районе Хабаровска. С этой целью была проведена регистрация денег в отделении Госбанка.
В постановлении, изданном 17 октября 1918 года, установлен и срок регистрации — до 1 декабря. Но в связи с большим объемом работы его пришлось продлить. Во многих газетах здесь появилось такое объявление: «Хабаровское Отделение Государственного Банка объявляет, что штемпелевание Краснощековских денежных знаков в 10 и 25 руб. достоинства продлено до 15-го декабря сего года исключительно».
Понимая, что без этих знаков денежному хозяйству края не обойтись, Омское правительство вынуждено было еще один раз продлить срок регистрации — до 1 апреля 1919 года.
За весь период учета «краснощековских косарей» в отделении Госбанка было заштемпелевано 10-рублевых купюр — 284 491, 25-рублевых — 109 937, 50-рублевых — 101 471 штука. Советские дальневосточные деньги сегодня в коллекциях довольно редкие экспонаты и ценятся весьма высоко.
В народе новые знаки сразу получили название «краснощековские», или «краснощековки» и «косари». В промышленных районах чаще употреблялось первое название, в сельских — второе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий