среда, 3 октября 2012 г.

Государственная индустрия фальшивок

Серая невзрачная купюра. Никакого обозначения государственной принадлежности. Текст исполнен по-русски. «ОДИН ЧЕРВОНЕЦ». Ниже уведомление: «Издано на основании положения об эмиссионном банке.

Киев. 1941». И сведения об «издателе»: «Эмиссионный банк». На обороте строгое предупреждение: «Подделка денежных знаков карается каторжными работами».
Это один из самых загадочных денежных знаков периода Второй мировой войны. Бонистам он известен как «киевский выпуск».
Банкноты этого типа сохранились в самом малом количестве, и цены на них у любителей достаточно высокие. Такими деньгами гитлеровцы планировали заменить на оккупированной советской территории денежные знаки СССР, но, судя по всему, не в ходе самой войны, а после окончательного разгрома Советского Союза.
Поскольку фашистской армии достигнуть поставленной цели не удалось, «киевский выпуск» так и остался в хранилищах рейха. Лишь небольшое количество знаков выпорхнуло наружу и попало в руки коллекционеров.
Самые тщательные поиски, проведенные известным немецким нумизматом доктором Келлером, не помогли найти истоки фальшивых советских «червонцев». Дело в том, что фабрику, печатавшую деньги в гитлеровской Германии, дотла уничтожили бомбардировки союзников.

Но гитлеровцы печатали не только знаки для замены советских денег — они производили фальшивки, которые забрасывали на советскую территорию для подрыва денежной системы. И началась работа по подготовке подрывного материала еще накануне войны.
18 мая 1941 года президент Германского имперского банка Вальтер Функ пригласил на совершенно секретное совещание несколько доверенных лиц. Обсуждался вопрос об изготовлении денег, которые находились в обращении в СССР. Именно в указанный день Имперский банк Германии стал филиалом международного фальшивомонетничества, а его президента можно было смело назвать паханом преступной шайки.

Организуя выпуск фальшивых денег, Функ не опасался гестапо — государственной тайной полиции или крипо — криминальной уголовной полиции. Курировал тайную операцию лично начальник службы имперской безопасности Рейнгард Гейдрих. Всю практическую часть ее проведения он возложил на опытного гестаповского офицера Науйокса, который до того был проверен во многих грязных делах. В частности, Науйокс стал организатором нападения отряда эсэсовцев, переодетых в польскую военную форму, на радиостанцию в Глейвице. Эта провокация дала Гитлеру повод объявить в 1939 году войну Польше.
Дело фальсификации банкнот Науйокс поставил с размахом. По всем тюрьмам и концлагерям Европы гестаповцы собирали фальшивомонетчиков, граверов, печатников, специалистов по бумаге и краскам. Неподалеку от Берлина, в замке Фриденталь, под наблюдением гестапо было создано «химико-графическое предприятие». Его возглавил гауптштурмфюрер Бернгард Крю-гер. По его имени вся деятельность шайки фальшивомонетчиков рейха получила кодовое название «Операция Бернгард».
Во Фриденталь свезли собранных по местам заключения специалистов. Граверы, химики, мастера бумажного производства, печатники, художники, фотографы — все включились в производство. А началось оно не с советских рублей, а с американских долларов и английских фунтов стерлингов. Фальшивомонетчикам удалось раскрыть рецепты производства специальной денежной бумаги и красок, не отличавшихся по качеству от настоящих. Изготовили они и нужные клише.
Практическая часть операции — печатание купюр — велась в специальном блоке 18/19 концлагеря смерти Заксенхаузен. Блок в целях секретности был огражден металлической сеткой. Из этого блока живым никого не выпускали. Даже заболевших специалистов вместо лечения уничтожали по дороге в медпункт. Эсэсовцы умели заставлять других хранить тайны рейха.
Первая продукция фирмы «Бернгард и К» — фальшивые фунты стерлингов и доллары США — была выпущена в конце 1942 года. Банкноты подвергли строгой экспертизе и только после этого стали пускать в дело.
Сбытом фальшивок занимался штандартенфюрер СС Федерико Швенд. Он лично разработал технологию вывоза нелегальной продукции из Германии. Вначале тюки с деньгами дипломатической почтой отправлялись в германские торговые представительства в нейтральных странах. Оттуда немцы через свою агентуру переправляли фальшивки в страны, которые воевали против фашистов.
Тайным финансовым агентам в порядке поощрения выплачивалась одна треть барышей, которые давал обмен фальшивых купюр.
На доходы от «Операции Бернгард» фашисты скупали за границей золото, драгоценности, которые «на всякий случай» помещались в тайные хранилища за рубежами Германии. Фальшивыми деньгами гитлеровцы расплачивались и со своими зарубежными секретными агентами. Так, в оплату за шпионские услуги триста тысяч фунтов стерлингов получил один из наиболее активных и результативных агентов абвера (германской военной разведки) камердинер английского посла в Анкаре некий Эльяс Базна — «Цицерон». После поражения фашизма он остался у разбитого корыта с ворохом бумажек, которые никто не принимал в оплату.
Банковские специалисты Англии и США довольно быстро обнаружили наличие фальшивых денег в обращении. Слишком много их было выброшено на рынок. За последние два года войны нацистские фальшивомонетчики откатали на печатных машинах в блоке 18/19 почти сто тридцать пять миллионов фунтов стерлингов. Тем не менее сведения о фальшивых деньгах держались в секрете. Англичане боялись, что известие о существовании большого количества фальшивок в обращении подорвет и без того пошатнувшуюся финансовую систему союзников. Только после войны, ликвидируя последствия деятельности немецких фальшивомонетчиков, английский эмиссионный банк изъял из обращения все купюры достоинством в десять фунтов стерлингов.
Как показала история, ни на одном из этапов своей деятельности нацистские главари не отличались способностями реально оценивать ход мировых событий. Осенью 1944 года, когда уже было совершенно очевидно, что Германия стоит на пороге разгрома, Гитлер санкционировал создание так называемой «Альпийской крепости».
В южной части Алы!, в районе Зальцкамергута, среди скал на участке в несколько десятков квадратных километров началось создание фортификационных сооружений. Комендантом «крепости» в горах, где намеревалось «до лучших времен» отсидеться нацистское руководство, был назначен подручный Гиммлера Э. Каль-тенбруннер. Шеф гитлеровских диверсантов Отто Скорцени обеспечивал снабжение «крепости» оружием, боеприпасами, продуктами. Шеф по сбыту фальшивых денег Федерико Швенд получил назначение на должность начальника финансовой службы «Альпийской крепости».
По мнению Гитлера, в «крепости» можно было продержаться несколько лет, пока фашизм вновь не соберет силы. Бессмысленность такой затеи очевидна даже для людей, далеких от военного дела. Тем не менее эсэсовцы с тупой готовностью выполняли безрассудные замыслы и приказы фюрера.
По узким теснинам в «Альпийскую крепость» потянулись колонны военных грузовиков. Везли в горы оружие, снаряжение, оборудование для бункеров. Сюда же свозились награбленные сокровища, секретные архивы, чертежи, связанные с производством атомного оружия, сырье для его производства. Сюда направили и оборудование «химико-графического предприятия». Гитлеровцы не были осведомлены, что их подпольная фаль-шивомонетническая деятельность уже раскрыта.
В конце февраля сорок пятого года в Зальцкамергут начали переправлять оборудование блоков 18/19. По дороге часть машин застряла. Зная о приближении войск союзников, эсэсовские руководители приняли решение утопить ящики с оборудованием и частью готовой продукции в глубоководном высокогорном озере Топлицзее.
Однако тайна затопленного груза все же не сохранилась. Некоторые ящики лопнули, и фальшивые банкноты всплыли на поверхность. Несколько раньше в соляных копях союзники обнаружили документацию фирмы «Бернгард и К». Она легла в основу обвинения нацистских вождей еще в одном виде преступлений — фальшивомонетничестве. На Нюрнбергском процессе обер-жулик Вальтер Функ и руководители эсэсовской мафии были обвинены в изготовлении фальшивых денег.
Непосредственный исполнитель «Операции Бернгард» Федерико Швенд пытался скрыться от возмездия, но со временем Интерпол его разыскал. Гитлеровский фальшивомонетчик в послевоенное время оказался тесно связан с кровавым палачом французского города Лиона Клаусом Барбье.
Пробравшись в Южную Америку тайным маршрутом под охраной фашистской подпольной организации ОДЕССА, которая спасала от возмездия высокопоставленных чинов СС и гестапо, Швенд оказался в Перу и поселился в Лиме. Здесь он проживал, совершенно не таясь, завел широкий круг знакомств среди местных крупных дельцов и военных чинов.
Пользуясь своим положением, Швенд помог обосноваться в Лиме фашистскому палачу-садисту Барбье и даже втянул его в свой бизнес. Они занимались контрабандой шариковых авторучек, потом махинациями с валютой.
Швенд ускользнул от английского правосудия, которое, похоже, не особенно и хотело проводить процесс по делу фальшивомонетчиков из гестапо. Огласка многих фактов нанесла бы урон авторитету фунта стерлингов.
В 1980 году военный преступник отправился на кладбище, а его сообщник Барбье попал-таки на скамью подсудимых.
Что касается тайн озера Топлицзее, то и сейчас они далеко не все выявлены. До сих пор не оставлены попытки проникнуть в подземную галерею, которая расположена под лесистым холмом на южном берегу озера. Вход в пещеру находится в семидесяти метрах от береговой кромки и прочно забит пробкой из валунов и обрушившимся грунтом.
Основанием для поисков служат заявления очевидцев, которые утверждали, что вход заделан перед самым окончанием войны. Саперы, проведя обследование холма с помощью специальных детекторов, обнаружили внутри его большую массу металла. В западной прессе проскальзывали предположения, что, возможно, именно там гестаповцы припрятали часть награбленного золота.
Так или иначе, но страсть к наживе влечет к озеру самодеятельных кладоискателей. В 1959 году со дна озера Топлицзее на поверхность были подняты контейнеры из листового железа. Увы, не золото, а фальшивки Науйокса заполняли их. В 1963 году, во время поисков сокровищ, погиб ныряльщик. После этого австрийские власти запретили любые самодеятельные экспедиции на Топлицзее, проводимые без специального разрешения. А разрешений с тех пор никому не дают. История вроде бы окончилась, но поставлена ли в ней точка? Как видим — нет.
Статистика последних лет показывает, что удельный вес фальшивомонетничества в общем составе преступлений по-прежнему сохраняет свои позиции. Главными объектами преступных посягательств, как всегда, являются купюры достоинством в 100 долларов, российские 100-, 500- и 1000-рублевые банкноты. Ведь именно эти знаки позволяют фальшивомонетчикам окупать немалые расходы на их фальсификацию,
Ежемесячно правоохранительные органы изымают около двух тысяч фальшивых долларов. При этом большинство из них изготовлены в странах, откуда начинается поток фальшивок. Это Голландия, Италия, Польша, Турция и даже Чечня. Самым высоким качеством обладают подделки, производимые в Голландии, самые паршивые делаются в Турции.
На производстве высококачественных долларов специализируются «мастера» Ирана, Китая, России и Северной Кореи.
Появление в 2001 году в обращении 1000-рублевой купюры вдохновило российских фальшивомонетчиков. Уже в начале 2002 года сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью УВД Южного округа Москвы задержали двух активных участников банды — жителей Республики Армении. В их квартире в столице был обнаружен целый набор полиграфической техники, с помощью которой они изготавливали копии тысячерублевок. Может показаться смешным, но фальшивки выдает не только плохое качество бумаги, но и отсутствие специфического «денежного» запаха, который исходит от подлинных банкнот.
В мире уже давно существуют специальные коллекции фальшивых банкнот, которые составляют борцы с фальшивомонетчиками, В собрании, которое систематически ведет и пополняет Интерпол, почти тридцать тысяч образцов разного рода подделок со всех континентов. Правда, из них две трети — доллары США. Супердержава и здесь лидирует.
Кстати, Интерпол издает специальный бюллетень «Фальшивки и подделки», в котором дается описание наиболее заметных отличий фальсификатов от оригиналов. Причем включаются сюда описания не кустарных, дешевых подделок, а только индустриальных, выполненных на самом высоком техническом уровне.
Ни одна подделка, попавшая на полицейскую или банковскую экспертизу, не может укрыться от разоблачения. Одним из методов изучения образцов является их фотографирование при большом увеличении деталей рисунка и текстовых элементов печати. Сравнивая эталонные образцы с теми, что поступили на экспертизу, специалисты во всех случаях обнаруживают признаки фальсификации.

Комментариев нет:

Отправить комментарий